Как обрести независимость: подростковая сепарация на примере "Храброй сердцем" Мериды - Домашняя аптечка
Дети

Как обрести независимость: подростковая сепарация на примере «Храброй сердцем» Мериды

Основная цель психики в период пубертата — обрести независимость. На примере диалогов Мериды из анимационного фильма «Храбрая сердцем» психотерапевт Юлия Пирумова в своей книге «Уйти чтобы вырасти. Сепарация как способ жить свою жизнь» объясняет, что такое подростковая сепарация.

«Я не такой, как вы» — это девиз и в отношении родительской семьи, и в отношении окружающих. И если на предыдущих этапах сепарации невооруженным взглядом было видно, что основное движение ребенка было направлено навстречу родителям (а отделение его лишь дополняло, чтобы тренировать отделение себя из среды), то в пубертате главным вектором является разотождествление с кем бы то ни было. И для этих процессов — завершения слияния и борьбы за то, чтобы нас перестали видеть маленькими и похожими на себя, — природа дала нам несколько лет.

Как обрести независимость: подростковая сепарация на примере "Храброй сердцем" Мериды

«Храбрая сердцем» — точно про сепарацию!

Чтобы не углубляться дальше в скучные теории развития, я лучше расскажу вам одну показательную историю. Однажды, снова совершенно случайно, я посмотрела пиксаровский мультфильм «Храбрая сердцем». «Случайно» — потому что когда он вышел, дочь уже выросла, а сын по каким-то неведомым мне причинам отказывался смотреть мультфильмы пусть про отважных, но «девчонок». Так бы он и прошел мимо меня, если бы я не увидела рекомендацию где-то на форуме, почитала отзывы и снова не вскрикнула: «Бинго! Надо срочно смотреть. Это Не может не быть про нее». А все почему?

Где-то там было написано, что девочка превратила маму в медведицу. А это же прямо классическая метафора того, как в подростковом возрасте нам просто необходимо (пусть символически, но все же) сделать из своих родителей «монстров» и «диких зверей», чтобы иметь возможность от них отделиться. Кто же в здоровом варианте захочет уходить от хорошей матери? Никто. С ней тепло, хорошо, сплошное понимание и ми-ми-ми.

В какой-то момент нам обязательно нужно превратить родителей в плохих, чтобы не испытывать столько вины, сопротивляясь их предписаниям, воле и власти.

Как отвоевать свои права?

В подростковом возрасте в нас смешивается адский коктейль из агрессии и упрямства — они нужны нам, чтобы отвоевать себе свои права, свой голос и свои ценности. Мы движемся прочь из слияния с родителями, иногда совсем не понимая, за что конкретно сейчас идет локальная «войнушка», но она нам нужна, как волшебный заговор ведьмы, гарантирующий свободу.

Диалоги с родителями в это время поразительно похожи на разговоры «храброй сердцем» Мериды со своей матерью:

— Я многое должна, обязана… От меня многое ждут! Ты командуешь мной каждый день…

— Принцессе не стоит класть свое оружие на стол! Принцессе вообще не пристало иметь оружие.

— А принцесса всегда делает то, что от нее хотят?! Нет! Ты не заставишь меня!

— Мерида, столько труда и столько времени потрачено на твою подготовку и обучение! Мы дали тебе столько того, что сами никогда не имели… Ну что же мы, по-твоему, должны сейчас сделать?

— Я хочу свободы!

— А ты готова заплатить цену за эту свободу? Попытайся понять: все, что я делаю, я делаю любя.

— Но это моя жизнь! Я думаю, ты смогла бы меня понять, если бы только слышала.

— И ты смогла бы меня понять, если бы только слышала.

Но нет. Это не время понимания и гармоничного взаимодействия. Оно не для того, чтобы стороны увидели и услышали друг друга. Ну, точнее, в идеале мы, конечно, ждем и надеемся. Но в жизни так бывает редко. Но это и не плохая борьба, поскольку подросток в ней добывает независимость и право жить свою жизнь по своим правилам. Плохо бывает только тогда, когда у него по каким-то причинам не получается выйти из сопротивления — и он зависает на этой стадии войны со всеми и против всех на длительное время. Но об этом попозже. А пока давайте вернемся к диалогам и сути сепарации от родителей в это время.

Итак, подросток ощущает принуждение и необходимость быть таким, каким его видят взрослые. Он бунтует и сопротивляется. Он отстаивает свое право самому решать, каким ему быть и как проявляться.

Как обрести независимость: подростковая сепарация на примере "Храброй сердцем" Мериды

Тесно в рамках

В мультфильме мать говорит Мериде, наряжая ее на торжественный ужин:

— Ты выглядишь просто превосходно!

— Я задыхаюсь! Платье слишком тесное! Я не могу двигаться.

— Идеально!

Очень наглядно: подростку становится тесно в нормах, правилах и всем остальном, что для родителей кажется «просто превосходно!». Он ждет понимания, но часто не находит его. И совсем не хочет испытывать чувство вины за то, что «мы же в тебя так много вложили и дали тебе то, чего не было у нас самих». В нормальном варианте подросток отвечает: «Могли бы и не давать». И это не то чтобы хамство — эта фраза говорит о том, что он не сдерживает себя в естественном движении идти по дороге к самому себе.

И вот в мультфильме слишком тесное платье (как метафора узких родительских рамок) расходится по швам. Мерида берет в руки лук и стрелы, готовая к борьбе за себя:

— За свои руку и сердце я буду сражаться сама.

— Не смей больше стрелять! Я королева. А ты слушай меня!

— Так нечестно. Ты думаешь о себе! А ты спросила, чего хочу я? Нет! Ты все время указываешь мне, что делать, чего не делать… Ты хочешь, чтобы я стала такой, как ты! Но я такой, как ты, не стану!

— Ты ведешь себя как ребенок.

— А ты — зверь! Вот ты кто. Я никогда не буду такой, как ты. Лучше умереть…

Все закономерно. Подростку лучше умереть, чем представить себя похожим на «предков». Он выделяется из их представлений и фантазий о нем, из того, чему он должен соответствовать. Не случайно в начале Мерида говорит о том, что «многое должна и обязана».

Подросток в это время сражается за право не давать другим то, чего от него ждут. Он сопротивляется ожиданиям, чтобы на их месте обнаружить то, кем он на самом деле является.

Ему важно отринуть то, что ему «пристало» и «не пристало» для того, чтобы быть хорошим. И рискнуть стать самим собой.

Отношения с родителями

Подросток формирует отношение к себе даже ценой отношений с родителями. И он хочет, чтобы они изменились. Для этого, например, Мерида отправилась к ведьме, попросив заколдовать мать, которая не дает ей делать то, что нравится подрастающей принцессе. И происходит магия. Мать превращается в медведицу, неспособную больше указывать и командовать. Но…

Есть шанс навсегда потерять маму из-за заклятья, которое необратимо сделает из королевы зверя. И тогда девушка вдруг вспоминает о самых хороших моментах близости и о материнской заботе. Именно так разворачивается процесс нормальной сепарации. Желание обесценить все и уйти от родителей — нормально и естественно. Попытки сделать родителей плохими — закономерны. Но есть время бунтовать и заколдовывать, а есть время совершать обратную магию: опереться на ту любовь, которая все-таки была, и вернуться в отношения по-новому. Иначе есть риск совсем потерять родителей — если отойти настолько далеко, что и не подойти обратно: потому что в психике вместо родителей будут продолжать жить «дикие звери».

Как обрести независимость: подростковая сепарация на примере "Храброй сердцем" Мериды

Как вернуться в контакт

Это снова движение «назад-вперед», как и всегда в сепарации. Казалось бы, подростковость — это время отходить подальше от родителей, чтобы обрести автономность и независимость в том объеме, на какой еще ребенок никогда не замахивался. Но не менее важно вернуться.

Так, Мерида, рискуя потерять мать навсегда, соглашается выполнить второй наказ ведьмы, который позволит вернуть заклятье вспять:

Судьбу измени. В себя загляни.

Гордыню смири. Полотно почини.

Подростку придется заглянуть в себя и найти там любовь. Рано или поздно он должен будет смирить свою подростковую гордыню, которая слепит глаза и шепчет о несправедливости мира, где взрослые имеют право командовать и обладают властью. Он вернется в контакт, согласившись на эту иерархию, когда поймет, что ему можно уходить и его никто не держит — но пока он еще слишком нуждается в любви и безопасности семьи. И ради этого стоит идти на компромисс, договариваться и на что-то добровольно соглашаться.

Мерида, начиная войну за саму себя, разрубила полотно, на котором была вышита картина ее семьи, — как бы отделив себя от родителей. Но потом починила полотно, чтобы вернуть их себе.

Это и есть классический сюжет: уйти из слияния в отдельность, а потом — вернуться в контакт в новом психологическом статусе и на новых условиях.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

5 − два =

Кнопка «Наверх»
Top